Сестра патриарха ответит за «необоснованное обогащение»

Статьи

Суд прекратил производство по очередному иску Лидии Леоновой, троюродной сестры Патриарха Кирилла. В итоге разбирательств ей удалось отсудить у экс-главы минздрава Юрия Шевченко 19,7 млн рублей за нанопыль. Но теперь ее ждет встречный иск

Замоскворецкий суд Москвы сегодня, 13 апреля, прекратил производство по очередному гражданскому спору между Лидии Леоновой, троюродной сестрой Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, и бывшим министром здравоохранения Юрием Шевченко. Последний заплатил родственнице предстоятеля РПЦ 19,7 млн рублей за нанопыль, появившуюся в квартире патриарха, где проживала его сестра, из-за ремонта. После того, как деньги оказались на счету Службы судебных приставов, истица отозвала иск, в котором оспаривала договор дарения квартиры Юрием Шевченко своей дочери. Наложенный судом арест на жилище кардиохирурга был снят.

Впрочем, в громкой истории еще рано ставать точку. В суде находится ответный иск Юрия Шевченко о необоснованном обогащении родственницы Владимира Гундяева (мирское имя патриарха). Они просят обязать ответчицу вернуть им якобы испорченные нанопылью стулья, диваны и ковры. Это имущество Леонова оценила в 2,6 млн рублей. «Пусть отдадут, а мы подумаем, что со всем этим делать, может, тоже исследуем должным образом», — пояснила BFM.ru представляющая интересы семьи Шевченко адвокат Ирина Бойко. Она добавила, что соответчиком по иску заявлен и патриарх.

История с «нехорошей квартирой», ремонт в которой обошелся известному кардиохирургу и священнику Юрию Шевченко в баснословную сумму, началась в 2010 году. Тогда бывший министр приобрел для своей дочери Ксении (у нее четверо детей) недвижимость в знаменитом «Доме на набережной». Пятикомнатные апартаменты площадью 144,8 кв. метров оказались над квартирой, владельцем которой является патриарх Кириллл.

Впрочем, по словам членов семьи Шевченко, самого иерарха никто там ни разу не видел. Впоследствии выяснилось, что в квартире предстоятеля РПЦ прописана и проживает его дальняя родственница. Она-то и выставила счет бывшему министру, обратившись в суд. Леонова указала, что в результате незаконной перепланировки, которую затеял Шевченко (были снесены несущие перегородки, снято напольное покрытие и снесены приставные вентиляционные каналы), ее имуществу — персидским коврам, стульям, мебели и, главное, старинным книгам — был причинен значительный урон. Вещи были покрыты толстым слоем пыли.

Леонова приложила к иску заключение специалистов. Оно гласило, что в квартире были найдены наночастицы, способные при длительном контакте с человеком оказывать негативное воздействие на здоровье и даже вызвать заболевания, в том числе онкологические.

11 ноября 2010 года Замоскворецкий суд Москвы удовлетворил иск в полном объеме, обязав ответчика выплатить истице 19,7 млн рублей. В эту сумму, в частности, вошла, покупка и замена испорченной мягкой мебели и ковров на сумму 2,6 млн рублей и спецочистка книг, которая обошлась Леоновой в 6,3 млн рублей.

Мосгорсуд в феврале этого года «засилил» решение районного суда и оно вступило в законную силу.

Вскоре Лидия Леонова, с легкостью отсудившая баснословную сумму, поспешила подать очередной иск. На этот раз она потребовала признать незаконным договор дарения квартиры Шевченко своей дочери. Ответчик, по мнению истицы, пытался таким образом помешать продаже своего имущества для компенсации ущерба.

Однако в самом начале разбирательства выяснилось, что бывший министр не пытался «увиливать» от исполнения решения суда. Продав квартиру сына в Санкт-Петербурге и заняв денег, он перечислил необходимую сумму на счет Службы судебных приставов. Пока 19,7 млн рублей шли в казначейство заседания дважды откладывали — адвокат Леоновой хотела убедиться, что средства дошли до адресата.

Сегодня стало окончательно ясно, что деньги пришли. Приставы ответили на запрос судьи Анна Андриясовой положительно. Они проинформировали суд, что сняли арест с банковских счетов экс-министра и отменили ограничения на выезд за границу.

После этого представлявшая интересы Лидии Леоновой в суде адвокат Елена Забралова еще долго рассказывала судье, как «Шевченко умышленно ухудшил свое материальное положение и уклонялся от добровольного погашения долга».

Под конец своей речи адвокат сообщила, что ее доверительница отзывает иск. После этого суд прекратил производство по делу.

Покидая суд, адвокаты членов семьи Шевченко заявили, что не намерены сдаваться. Сейчас в суде находится иск Шевченко-старшего о необоснованном обогащении Лидии Леоновой. По формальным причинам дело было оставлено без движения до 11 апреля, но сейчас юристы предоставили судье все требовавшиеся документы.

Как рассказал BFM.ru сын кардиохирурга — полный тезка своего отца Юрий Шевченко, у него имеются большие сомнения в том, что испорченная мебель была выброшена или вообще существовала. «Мы ведь ее так и не увидели — ни якобы разрушенной квартиры, ни мебели, ни книг. Нас вообще в квартиру не пустили», — рассказал BFM.ru Шевченко-младший. Он добавил, что Лидия Леонова также не появилась в суде, а ее адвокат участвовала в процессе с просроченной доверенностью. «Хорошо хоть судья была настоящая», — с иронией заметил сын бывшего министра. Он надеется на отмену решения по громкому делу в Верховном суде России в порядке надзора.

Елена Забралова отказалась прокомментировать BFM.ru предстоящую тяжбу.

Фото: ИТАР-ТАСС