Под крышей бренда. Риелторы намерены развивать в России систему франчайзинга

Статьи

В западных странах франчайзинг получил широкое распространение. Например, в США, где эту схему впервые использовали риелторские компании, существует 34 франчайзинговые сети, что составляет более 40% рынка, в Европе – около 30%, в нашей стране – пока не более 5%. В ближайшее время эта цифра может серьезно увеличиться: в конце прошлого месяца крупнейшая в мире риелторская компания, работающая по схеме франчайзинга, “Century 21” объявила о начале продаж своих франшиз в России.

А практически одновременно с ней компания “МИЭЛЬ-Недвижимость” сообщила о намерении реализовать 150 своих франшиз. Правда, у данной схемы существует множество противников, которые уверены, что она не имеет перспектив развития на российском рынке недвижимости – в силу закрытости и непрозрачности последнего.

Схема франчайзинга представляет собой систему договорных отношений, при которой одна фирма (франчайзер) предоставляет другой (франчайзи) право (франшизу) использовать ее товарный знак и технологии (ноу-хау) в пределах оговоренной территории.

Первопроходцы

В настоящее время такую схему на российском рынке недвижимости развивает западная компания “Хирш”, появившаяся здесь в 2003 году. За прошедший срок структурой было реализовано около 60 франшиз, однако пока бренд не получил известности на российском рынке и обороты компании достаточно скромные.

Следующим зарубежным игроком стала “Century 21 Россия”. Компания пока не начала активной деятельности. Планы, конечно, грандиозные – только в течение первого года планируется открыть 120 офисов в России, а через 6 лет довести их число до 580, включая агентства на территории Украины и Казахстана.

Нужно ясно понимать, с помощью каких инструментов будет осуществляться контроль над соответствием технологии работы задаваемым стандартам. В первую очередь, речь идет о финансовой и юридической ответственности франчайзера за действия подопечного.

Из российских риелторов первым агентством, начавшим работу с данным форматом, стала компания «МИЭЛЬ-Недвижимость». Правда, пока у нее опыт небольшой. В 1997 году было открыто первое отделение в Омске, затем появились офисы в Барнауле и Новосибирске. Впрочем, планы у компании не менее амбициозные – планируется продать 150 франшиз уже в ближайшее время. По словам председателя совета директоров компании «МИЭЛЬ-Недвижимость» Григория Куликова, в Москве будет открыто 100 франчайзинговых офисов, а также не менее 50 – в ближнем Подмосковье. Первый столичный офис начнет работать уже в следующем году.

О запуске соответствующей программы для регионов также объявило в начале текущего года руководство агентства “БЕСТ-Недвижимость”. Однако пока никаких данных о ее развитии нет.

Цена вопроса

Стоимость франшизы на Западе составляет порядка $50 тысяч, в России на сегодня вдвое дешевле – $25-30 тысяч. Однако эти цифры могут варьироваться в зависимости от пакета услуг и узнаваемости бренда франчайзера.

Кроме того, согласно мировой практике франчайзи платит в среднем от 7 до 15% от оборота компании. Но в нашей стране данная схема не прижилась, ведь взимание платежей возможно только в тех случаях, когда предприниматели предоставляют полную финансовую отчетность.

Как разъяснил “Газете” Григорий Куликов, франчайзинговые партнеры “МИЭЛЬ-Недвижимости” будут выплачивать компании регулярные фиксированные отчисления – роялти, – величина которых будет зависеть от размера каждого конкретного офиса. Похожие схемы используют и другие франчайзеры, работающие на российском рынке.

Перспективы туманны

Горизонты развития модели франчайзинга в нашей стране пока туманны: мнения участников рынка по этому поводу разделились. Как считает Григорий Куликов, в ближайшие 3-5 лет данная схема может занять до 50% российского рынка. Другие представители “большой тройки” не разделяют этой позиции.

“Отношение к франчайзингу в отечественном риелторском бизнесе неоднозначное: в модели много спорных моментов”, – делится своим мнением начальник аналитического отдела корпорации «ИНКОМ-Недвижимость» Александр Матвеев. По его словам, основой минус модели заключается в разнице менталитетов людей, проживающих на бескрайних просторах нашей страны: что является нормой для столичных агентств, совсем не будет таковой для риелтора в любом другом, даже достаточно крупном городе.

“А ведь франчайзи по определению обязан строго соблюдать правила ведения бизнеса, установленные франчайзером, – напоминает он. – В то же время в пределах Москвы крупным компаниям выгоднее создавать сеть своих филиалов без продажи франшизы”.

Что касается иностранных брендов, то, по мнению гендиректора “МИАН-агентство недвижимости” Нины Кузнецовой, пока российский потребитель им не доверяет.

“Их использование может быть оправдано, когда речь идет о рынке коммерческой недвижимости, где участники процесса – корпоративные клиенты”, – рассуждает она. При этом, по мнению Кузнецовой, крупные агентства не нуждаются в иностранных брендах, а для небольших затраты будут слишком велики. “Кроме того, не факт, что западные технологии подойдут на российском рынке и будут адекватно восприняты его участниками”, – предполагает она.

Много вопросов возникает у участников рынка и о механизмах контроля компаний-франчайзи.

“Прежде чем говорить об эффективности данной схемы в риелторском бизнесе, нужно ясно понимать, с помощью каких инструментов будет осуществляться контроль над соответствием технологии работы задаваемым стандартам”, – считает исполнительный директор УК «Blackwood Фонды Недвижимости» Артем Цогоев. В первую очередь, речь идет о финансовой и юридической ответственности франчайзера за действия подопечного. “В идеале, конечно, он должен нести ответственность, однако на практике это представляется весьма сомнительным, – говорит Александр Матвеев. – Впрочем, время покажет”.