Отнять нельзя оставить

Статьи

Что мешает Виктору Ющенко повернуть вспять историю реприватизации
Отказавшись от реприватизации, Виктор Ющенко открыл еще один козырь для предвыборной кампании Юлии Тимошенко

Вчера и. о. премьер-министра Юрий Ехануров сообщил, что правительство намерено выполнить судебное решение о возврате государству контрольного пакета акций еще одного предприятия – ОАО “Никопольский завод ферросплавов”. Таким образом господин Ехануров поставил под сомнение заявление президента Украины Виктора Ющенко о том, что список реприватизированных предприятий ограничится одной “Криворожсталью”. Впрочем, эксперты Ъ убеждены, что выполнению сенсационного обещания господина Ющенко могут воспрепятствовать многие субъективные и объективные обстоятельства.

Родина сказала “не надо”

Как уже сообщал Ъ (см. вчерашний номер), Виктор Ющенко перед отъездом в США в интервью американским журналистам заявил, что власть не допустит пересмотра итогов приватизации. Следует понимать, что возвращение государству “Криворожстали” может стать первым и последним эпизодом в истории украинской реприватизации.

В то же время отказ от реприватизации в общественном сознании неизбежно будет перекликаться с отказом от главного лозунга Майдана: “Бандитам – тюрьмы”. Виктора Ющенко не отличает особая публичность в принятии решений, и он вряд ли будет заниматься разъяснительной работой. Это является определенной проблемой, но в то же время существенно не отразится на понижении рейтинга его популярности. Большинство оппозиционных политических сил изначально возражали против проведения реприватизации, и теперь они не смогут предъявить претензии президенту по этому поводу, ведь он фактически выполнил требование оппозиции. Раскручивать тему отказа от реприватизации, скорее всего, будет лишь экс-премьер Юлия Тимошенко и это, в свою очередь, станет одним из главных лозунгов ее избирательной кампании на парламентских выборах.

Эксперты считают, что решение президента будет реализовано. “Волна реприватизации остановится, иначе у президента не будет никакой поддержки со стороны украинской элиты”,– уверен директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. По словам политолога, сейчас главной задачей власти является стабилизация ситуации в стране, а реприватизация является дестабилизирующим фактором. Мнение Виктора Ющенко относительно реприватизации изменилось в последние недели, и едва ли не главную роль в этом сыграла позиция ближайшего окружения президента, в том числе бывшего секретаря Совбеза Петра Порошенко. В последних приватизационных конфликтах – вокруг НЗФ и Северодонецкого “Азота” – господин Порошенко всегда отстаивал позицию собственников предприятий, поясняя, что национализация вредит международному имиджу Украины. “Я считаю, что доходы, которые будут получены от перепродажи национализированных предприятий, намного меньше потерь от падения инвестиционной привлекательности государства”,– заявил Ъ Петр Порошенко.

Примечательно, что последнее высказывание президента об отказе от идеи масштабной реприватизации во многом созвучно с позицией и. о. премьер-министра Юрия Еханурова. Еще до того, как Юлия Тимошенко заявила о “трех тысячах” предприятий, народный депутат Ехануров выступал против самого факта реприватизации. “Я сторонник того, чтобы даже это слово выбросили из украинского политического лексикона. Парочку знаковых дел по реприватизации проведут, но от масштабных планов этих пагубных для экономики процессов правительство, думаю, откажется”,– говорил господин Ехануров 31 января 2005 года, за четыре дня до утверждения на премьерский пост Юлии Тимошенко. Уже в качестве главы Днепропетровской гособладминистрации Юрий Ехануров выступил со своим предложением в разрешении конфликта интересов. “Мне кажется, что все те разговоры о реприватизации или доплатах, если уже до этого дойдет, лучше заменить на дополнительные обязательства инвесторов по обновлению изношенного оборудования на предприятиях, введению в строй новой оснастки, в том числе и природоохранной”,– заявил новоиспеченный губернатор. Вполне вероятно, что смена премьер-министра в первую очередь отразится именно в этой сфере деятельности правительства и других государственных органов. Как лицом реприватизации была Юлия Тимошенко, так рупором отказа от реприватизации может стать Юрий Ехануров.

Что споют финансы

В конце минувшей недели и. о. премьер-министра Юрий Ехануров заявил о том, что “реприватизации на Украине не будет”. Однако уже в понедельник, во время утверждения Кабмином проекта государственного бюджета на 2006 год, и. о. министра финансов Виктор Пинзенык представил на одобрение правительства список предприятий, продажей которых государство намерено решить проблему финансирования дефицита государственного бюджета в 2005-2006 годах.

Законом “О государственном бюджете Украины на 2005 год” установлен граничный размер дефицита в сумме 7,053 млрд грн, в том числе дефицит общего фонда бюджета – 6,911 млрд грн, специального – 142 млн грн. При этом ФГИ должен обеспечить поступления от приватизации в сумме не меньше 6,985 млрд грн. Ориентировочный дефицит проекта госбюджета на 2006 год установлен в размере 8,8 млрд грн.

По словам господина Пинзеныка, в список, кроме “Криворожстали” и крупных государственных предприятий, входят также предприятия, находящиеся в процессе “реприватизации”. В том числе северодонецкий “Азот” (ориентировочная стоимость 2 млрд грн), Никопольский завод ферросплавов (НЗФ) (1 млрд грн), киевские и крымские гостиницы (0,5-1 млрд грн), ряд других предприятий (2-3 млрд грн). Всего, по подсчетам Минфина, на приватизации объектов госсобственности правительству удастся заработать 19,9-24,4 млрд грн. При этом стоимость “реприватизируемых” предприятий составляет почти треть этого списка – 5,5-7 млрд грн. “Мы определили перечень того, на что можно рассчитывать. Однако мы реалисты и понимаем, что с учетом политических рисков поступления от продажи этих объектов могут составить всего 16-17 млрд грн”,– сообщил Ъ господин Пинзенык. В случае реализации этих “рисков” правительству будет сложно покрыть двухлетний дефицит бюджета в размере 15,8 млрд грн.

По словам главы Фонда госимущества Валентины Семенюк, и. о. премьер-министра намерен определиться с позицией по “Криворожстали”, НЗФ и северодонецкому “Азоту” на отдельном заседании правительства. “Последние два объекта мы вообще хотим оставить в госсобственности. ФГИ против того, чтобы закрывать бюджетные дыры за счет поступлений от приватизации”,– сообщила госпожа Семенюк.

В этом случае Министерству финансов придется использовать альтернативный вариант покрытия бюджетного дефицита. “Поскольку дефицит необходимо обеспечить в любом случае, мы подстрахуем приватизационные риски выходом на внешние рынки заимствований”,– заявил Ъ господин Пинзенык. Однако в текущей ситуации осуществить внешние заимствования под выгодный процент будет достаточно сложно. Последний выпуск Украиной евробондов в размере 600 млн евро отложен на неопределенный срок, при этом в условиях политического кризиса цена внешних заимствований для страны может стать неоправданно высокой.

Подсядет ли Кабмин на отмену

Чтобы реализовать заявления об отказе от реприватизации, Кабинету министров необходимо будет отменить несколько ранее принятых решений. В частности, правительство должно будет отказаться от намерений вернуть государству активы Никопольского южнотрубного завода, основные мощности которого перешли в собственность группы “Интерпайп”, а также 30% акций НПЗ “Галичина” (принадлежит народному депутату Игорю Еремееву). Распоряжения о проверке законности приватизации этих предприятий отдала в августе экс-премьер Юлия Тимошенко. Минюсту придется отозвать направленное в августе в Генпрокуратуру обращение о проверке законности приватизации 26% акций НЗФ, подконтрольных группе “Приват”.

Однако, по мнению экспертов, власти не прекратят полностью попытки вернуть в собственность приватизированные предприятия. “Нужно учитывать, что Ющенко сделал заявление от реприватизации в интервью американскому изданию перед визитом в США. Расчет делался на американские бизнес-круги, чтобы показать, что период инвестиционной нестабильности заканчивается”,– говорит политолог Владимир Фесенко.

Наибольшую активность в процессе реприватизации проявляла Генпрокуратура. Кроме возврата в госсобственность акций “Криворожстали” и НЗФ, ей удалось добиться через суд также расторжения договора аренды Вольногорского горнометаллургического комбината (находился в управлении ЗАО “Крымский титан”), хотя это решение пока не выполнено. Сейчас в судах находятся иски прокуратуры о незаконности приватизации Запорожского завода ферросплавов (контролирует группа “Приват”) и крупного производителя минеральных удобрений ЗАО “Северодонецкое объединение ‘Азот'” (60% акций принадлежит американской IBE Trade Corp.). Прокуратура расследует законность перехода предприятий в частную собственность в рамках уголовных дел, в частности по Макеевскому металлургическому комбинату (контролируют структуры российского бизнесмена Вадима Новинского), а также Крымскому содовому заводу (немецкая RSJ) (о других предприятиях – см. стр. 9).

Руководитель пресс-службы Генпрокуратуры Алексей Бебель сказал Ъ, что в соответствии с законодательством президент и правительство не могут приказать подать иск в суд или, наоборот, отозвать его. “Может быть только просьба провести проверку, а какая мера реагирования будет предпринята по результатам проверки – уголовное дело, иск, или вообще ничего, если нарушений не будет обнаружено,– это прокуратура определяет сама”,– сказал Алексей Бебель.

Инициаторами возврата предприятий в госсобственность были также и депутаты Верховной рады. В апреле 62 депутата обратились в Конституционный суд с просьбой признать несоответствующим конституции закон об особенностях приватизации предприятий государственного холдинга “Укррудпром”. Суд пока не начал рассматривать это обращение, но если просьба депутатов будет удовлетворена, это даст основание для реприватизации пактов акций в размере от 25% до 50% шести производителей железорудного сырья – Северного, Центрального, Южного, Ингулецкого горнообогатительных комбинатов, Криворожского железорудного комбината, а также компании “Сухая балка”.

Кроме прокуратуры и депутатов, активность в вопросе возврата предприятий государству проявляет и Фонд госимущества. При этом фонд фокусируется не на предприятиях, приватизация которых прошла с нарушениями, а на случаях невыполнения инвестобязательств покупателями. Сейчас в судах находятся иски ФГИ, связанные с невыполнением инвестобязательств по более чем 200 предприятиям, хотя это в основном средние и мелкие компании. “Председатель Фонда госимущества Валентина Семенюк всегда настаивала на том, что в случае невыполнения инвестобязательств ФГИ должен реагировать, подавая иски в суд”,– сказала Ъ руководитель пресс-службы фонда Нина Яворская.

Следует отметить, что возврата предприятий в госсобственность добиваются и частные компании – чтобы поучаствовать в повторной приватизации. В частности, компании группы “Финансы и Кредит” добились судебных решений о возврате в госсобственность 68% акций Запорожского алюминиевого комбината (принадлежат российскому “СУАЛ-холдингу”), а также активов ЗАО “Северодонецкое объединение ‘Азот'”. Эти решения пока не выполнены, поскольку Фонд госимущества заявляет, что это требует дополнительных разъяснений судов.

Эксперты считают, что владельцам компаний, которым предъявлены претензии по приватизации, придется защищаться в судах. Однако при этом они могут рассчитывать, что власти будут скорее соглашаться на компромиссные варианты решения конфликтов, в частности на доплату. “Маховик раскручен, и остановить его так быстро не удастся. Другое дело, что сам поход к реприватизации станет более умеренным, более компромиссным, то есть речь будет идти, например, о доплате”,– считает Владимир Фесенко.

По мнению Дмитрия Выдрина, чтобы урегулировать проблему реприватизации, необходимо принять специальный закон, который сократит срок давности по таким сделкам. “Должен быть принять закон, как в России, что не рассматриваются иски по приватизационным делам, например трехлетней или пятилетней давности. Если такого закона нет, всегда возможно возобновление подобных дел. То ли прокуратура возбудит, то ли милиция, то ли СБУ”,– полагает Дмитрий Выдрин.

КОНСТАНТИН Ъ-КРАВЧУК, МУСТАФА Ъ-НАЙЕМ, СЕРГЕЙ Ъ-СИДОРЕНКО, ВЯЧЕСЛАВ Ъ-САДОВНИЧИЙ, АЛЕКСАНДР Ъ-ХОРОЛЬСКИЙ