Недвижимость как признание в любви к себе

Статьи

Эта статья инициирована посещением выставки «Домэкспо» и одним необязательным разговором, произошедшим у автора недалеко от стенда «Недвижимость Испании». Он заставил задуматься о тех мотивах, которые двигают гражданами, покупающими недвижимость за рубежом.

Что сказать о выставке? Много людей, много воздуха, отличное место проведения – «Гостиный двор» на Ильинке, логичность в размещении экспонентов и максимальный комфорт для посетителей. Особенностью нынешней выставки было то, что демонстрировали себя исключительно фирмы, занимающиеся иностранной недвижимостью. Соответственно, и люди, бродящие между стендов, говорили, в основном, на иностранных языках.

Но дама, с которой мы разговорились около видов Испании, прекрасно владела русским. Собственно, поначалу мы именно эти виды и обсуждали. Я – пуская слюни восхищения и бесплодной зависти, она – с хозяйской гордостью. А спустя пару минут выяснилось, что дама, несмотря на загар и блеск черных глаз, отнюдь не испанка.

Моя собеседница оказалась немкой, купившей когда-то домик на берегу испанских морей. Она рассчитывала проводить в нем свои отпуска и в крайнем случае уик-энды, но впоследствии ушла с работы в престижной берлинской фирме и переехала в Испанию на постоянное жительство.

«Но чем же вы зарабатываете там на жизнь?» – поинтересовалась я. Дама явно не производила впечатления человека пенсионного возраста или отвязного хиппи, продающего фенечки и побирающегося у соседей. «О! – засмеялась моя собеседница. – Поначалу я работала в Интернете, а потом меня пригласили юрисконсультом фирмы, строящей по соседству. У меня два образования: славистика и юриспруденция. Это было очень удобно: с одной стороны, я консультирую их, а с другой – вполне эффективно помогаю с продажами на российском рынке. Я ведь не только знаю язык и законодательные хитрости, я еще и лучший свидетель тому, как прекрасно иметь дом в Испании».

Будучи журналистом, я вынуждена была задать напрашивающийся вопрос: «Как именно прекрасно?» и уточнить его двумя наводящими в том духе, что совершенно непонятно, зачем подданному Германии, где объекты на диво дешевы, покупать дом на другом краю Европы? Тем более что сама покупка недвижимости, судя по статистике, никак не характерна для немца, упорно предпочитающего собственности аренду.

«Ну как же? Это же очень здорово: иметь домик в Испании». По выражению ее лица было видно, что западному юрисконсульту не чуждо российское телевидение. А потом, уже вполне серьезно, продолжила: «Во-первых, там тепло! Во-вторых, жить у моря и в таком климате – очень полезно для здоровья. А в-третьих, вы будете смеяться, выходя каждый день из дома без сорока пяти кофточек и шарфов, я чувствую счастье. Ах да, чуть не забыла, теперь я никогда-никогда-никогда не пью морковный сок!!!» – «А как же престиж, инвестиции, национальный менталитет?» – «О чем вы? Национальный менталитет говорит мне, что если для достижения счастья я должна что-то сделать, то это нужно сделать обязательно. Еще он велит мне заботиться о здоровье. Хотя бы для того, чтобы не стать обузой своим близким. Престиж? Ради престижа мне пришлось бы покупать квартиру в суперсовременном доме в центре Берлина, а она мне не по карману, да и не по душе. А инвестирую я не в недвижимость, хоть моя собственность и растет в цене, что не может не радовать».

Я поблагодарила случайную знакомую за разговор и пошла бродить по выставке. Но теперь, вдохновленная беседой, уже не просто бродить, а приставать к посетителям и смотрителям стендов с одними и теми же вопросами. Вернее, вопросом: «Зачем лично вам нужна была бы собственность в зарубежных краях?»

В процессе опроса выяснилось, что англичане, немцы и прочие норвежцы покупают себе дома в Испании, Хорватии и Португалии, не брезгуя Таиландом и Каймановыми островами, в основном за то, что там тепло и светло. А параллельно этому ответу всегда идет добавление про «полезно» и «радует». На предмет вложения денег у них какие-то другие соображения, даже если они связаны с недвижимостью. Про престиж они только улыбаются и вежливо моргают.

Резюмируя их ответы, можно прийти к формуле: иностранцы-северяне покупают эти виллы, домики и бунгало исключительно от любви к себе.

Под эту формулу подходят не только богатые капиталистические пенсионеры, которым все равно, где проживать свои пенсионные деньги, но и вполне загруженные работой иностранцы средних лет. Они не живут в своей собственности постоянно, но при первой возможности стараются приехать и, сидя на террасах, наслаждаться тихим климатическим убежищем. С развитием Интернета, как мы видели на примере моей знакомой, многие из них и работать умудряются, не выезжая из своих поместий.

А что означает собственная иностранная недвижимость для нас? Соотечественников я тоже не обошла любопытством.

Жители государства Российского расценивают зарубежную собственность прежде всего как престиж и маркер своего места в обществе. Еще, конечно, как вложение капитала. Причем в рынок, традиционно воспринимаемый россиянами как надежный. Что ни говори, а недвижимость, она и в Африке недвижимость. Не чета каким-то невесомым бумажкам, даже и «ценным».

Немаловажный факт: зарубежная недвижимость, с точки зрения жителя Москвы или Санкт-Петербурга, вещь крайне дешевая. При желании купить домик в теплой Европе не многим сложнее и отнюдь не дороже, чем приобрести зачуханную квартирку в столице. А насколько лучше звучит в устах бизнесмена средней руки: «Я владелец виллы в Испании», чем обыденное: «Я разжился «двушкой» в Южном Бутово». И денежные вложения сопоставимые*.

При этом многими отмечалось, что бутовская «двушка» еще потребует расходов на ремонт и долгой возни с оформлением в собственность, а домик на берегу теплого моря продается в состоянии под ключ, да и про какие-то казусы с оформлением иностранного имущества пока слышно не было.

Климатическое убежище – да – играло роль, но какую-то проходную и второстепенную. А вопрос любви к себе вообще не поднимался.

Казалось бы, что может быть логичнее и проще, чем любовь к самому близкому для нас человеку? Ан нет. То есть – да, мы любим себя, но, по-видимому, не взаимно.

* На последней выставке «Домэкспо» испанские виллы (100–150 кв. м) предлагались по ценам от 270 тыс. евро.

Фото: GI