Кому нужен Доброград? Корреспондент “РГ” побывала в первом в России “частном” городе

Статьи

Доброград – новый город, расположенный в 12 километрах от владимирского Коврова. Строит его на свои средства предприниматель Владимир Седов. Зачем? Рабочих рук в Коврове не хватает. Поэтому невольно возникает вопрос, не задумывалось ли строительство Доброграда с целью привязать работников к компании, основанной бизнесменом?

– Не было таких мыслей! – уверяет Владимир Михайлович.
А какие были? Давайте разбираться.

Родился Седов в Коврове и никуда не хотел отсюда уезжать. И в свое время решил выяснить с помощью исследования, что здесь не нравится людям. Знак “минус” получили культура, образование, здравоохранение. Проанализировали состояние ковровской медицины и пришли к выводу, что на тот момент, а было это в 2012 году, она находится в плачевном состоянии. И если процесс не остановить, то через три-четыре года 80 процентов медиков в силу своего преклонного возраста просто физически не смогут дойти до места работы.

С этого и начали. Построили на свои деньги современный медицинский центр. А что дальше? К тому времени бизнес Седова встал на крыло, он из оперативного руководителя превратился в креативного. Мог отсутствовать в офисе более 250 дней в году и руководить с помощью телефона, Интернета и компьютера из теплой и комфортной заграницы.

– Были мысли остаться за рубежом и перевезти туда семью, – не скрывает бизнесмен. – Все в Португалии нравилось: климат, люди, не было языкового барьера. Но через полтора года возникло ощущение дискомфорта. Даже не могу до конца объяснить почему. За границей хорошо, но жить там не могу. А дома плохо, но жить хочется тут. Вот такая возникла “революционная ситуация” в голове.

Попытался понять, почему это происходит: отчего вокруг так много отрицательной энергетики, негатива, хотя, казалось бы, все в твоих руках? Можно построить хороший дом, но, выйдя за его границы, вновь почувствовать негатив вокруг и погрузиться в депрессию. А что если на одной территории будет проживать достаточно большое количество позитивно относящихся ко всему людей? Так появилась идея Доброграда. И промышленники стали девелоперами.

– Мы Америк не открывали, – поясняет Седов. – Была идея запустить обычный девелоперский проект. В мире их много, особенно в США. На сегодняшний день российский девелопмент строится на созданной инфраструктуре. Есть Москва, которая за десятилетия больших денег создала прекрасную инфраструктуру. И девелопер покупает здесь землю, строит дом и продает в нем квартиры. Но существует другая модель, когда девелопер находит целевую аудиторию потенциальных покупателей, у которых есть какие-то свои жизненные ценности, например горные лыжи, конный спорт. Оценивает потребности – и создает для нее инфраструктуру “в чистом поле”. И мы – первые в Российской Федерации, кто начал осваивать эту модель. Конечно, учитывали, что находимся в центре России, между мегаполисами, что добавляет дополнительный плюс.

Банки в финансировании отказали. Только на инфраструктуру Седов потратил более четырех миллиардов рублей своих личных денег. А недавно государство продекларировало, что в 2018 году в стране появится инфраструктурная ипотека. Случайно или нет, но это произошло вскоре после визита в Доброград ряда высших руководителей страны. Когда государственные чиновники увидели, что это реальный проект, который может заинтересовать инвесторов, Седова спросили, – а мог бы он повторить созданное? Он ответил: мог бы, если бы был доступ к дешевым и “длинным”, на несколько десятилетий, деньгам.

– На сегодняшний день не прописано, как можно строить частно-государственное партнерство в культуре, образовании, медицине, – продолжает Владимир Седов. – А на базе Доброграда доказывается возможность существования таких проектов.

Главным архитектором Доброграда стал бывший главный архитектор Москвы академик Александр Кузьмин. Самая короткая дорога к успеху, объясняет Седов, – обратиться к лучшему специалисту. Сначала пытались “рисовать” генплан своими силами. Затем решили привлечь в качестве коллективного архитектора маститых преподавателей и азартных студентов из МАРХИ. На этом этапе поиска случайно познакомились с народным архитектором Российской Федерации.

– Первый его вопрос: а для кого будете строить город? – шокировал, – признается основатель. – Но, оказалось, в этом нет ничего удивительного. Старые русские города строились как крепости из соображений безопасности. Следующий этап развития поселений – труба, то есть завод, вокруг которого все формировалось. Причем на этих этапах инфраструктура была вторичной и создавалась по остаточному принципу. Но в мире появилась новая тенденция в подходе к строительству городов: главная цель – чтобы люди имели возможность жить комфортно. Мне задают вопросы, а что они здесь будут делать? Отвечаю: жить без спешки, получать удовольствие от жизни. Сейчас все на лету: быстро встал, быстро отвел детей в детсад, быстро поехал на работу… Проходит время, а ты и не помнишь, что жил. А здесь каждый шаг должен быть запоминающимся. Под это закладывается своя идеология, инфраструктура в таком количестве и качестве, чтобы хватало времени на все. Вот в Москве это самое “все” есть. Но твой ребенок мечтает о танцах, а будет выпиливать лобзиком в кружке рядом с домом, потому что ты логистически в школу бального танца не попадаешь…

Но вопросы остаются. Один из них – а где будут работать жители Доброграда? Ответ создателей такой. Сейчас огромное количество профессий ушло во фриланс. Даже видеомедицина есть. И с развитием цифровых технологий все больше специальностей будут уходить в эту сферу. Седов не исключает также, что и другие предприниматели к ним подтянутся и неподалеку от Доброграда возникнут новые производства.

А не получится ли, что Доброград превратится в город дачников, как превратились Суздаль, Киржач, а сейчас постепенно превращается Гороховец?

– Мы управляем этим процессом, – заверяет основатель. – Если бы к этому стремились, то в своей маркетинговой политике “упаковали” бы его по-другому. А мы развиваем всю инфраструктуру для постоянного проживания трех поколений. Увидите: скоро у нас поселятся москвичи, будут ездить на работу в столицу. Они и сейчас трудятся, по сути, вахтовым методом: утром уходят на работу и приходят, когда семья спит. Только честно еще не сказали себе об этом.

В Доброграде аэродром уже построен, а школы и детсада еще нет. Это не может не вызвать удивления.

– Есть очередность объектов, которые должны быть однозначно построены не за наши деньги, – поясняет Седов. – Мы, конечно, можем построить и больницу, и школу, и Дворец культуры. Но – платные. А я хочу, чтобы город был доступен всем.

Впрочем, сегодня Седов и его команда строят школу за свои деньги. Государство должно ее выкупить. Этот механизм обсуждался и был одобрен президентом России во время его визита в Доброград. Подписано соглашение с администрацией Владимирской области. Проект общеобразовательного учебного заведения прошел государственную экспертизу. Но есть огромное желание, чтобы школа была лучшей. А для этого они вкладывают в нее дополнительные средства, которые не будут компенсированы. Частные инвестиции направляются на то, чтобы развернуть внеклассную работу. Сейчас школа, считает предприниматель, превратилась в чисто образовательное учреждение – функции воспитания поставлены здесь “на одну доску” с образованием. Недавно предприниматель вернулся из Лондона – и словно побывал в лучших советских школах. Дети одеты в одинаковую форму, и не режет глаза имущественное расслоение. И к кадрам особое внимание: по всей стране искали и нашли 15 человек – потенциального директора и педагогов для своей школы. С ними уже списывались, говорили по скайпу. А теперь Седов решил провести с каждым из них личное собеседование.

В октябре утвержден генплан Доброграда. В соответствии с ним здесь будет построено 1,5 миллиона квадратных метров жилья. Он рассчитан на три сценария: для тех, кто любит уединенный образ жизни, кто предпочитает активное общение и кто еще не определился. Учтено и количество людей, которые будут здесь жить. Лимит – 35-40 тысяч. Это так называемая точка отсечения, до которой город может быть комфортным для абсолютного большинства. Более крупные города лишают возможности полноценного общения в кругу семьи.

Разработчики создали вокруг Доброграда “воротник”. На 80 процентов он состоит из лесного пояса, который сложнее всего перевести в другую категорию. Генплан поглотил ряд открытых пространств, которые находятся между лесными зонами. И получается, что его границами в большей степени является лес, создающий максимум потенциальных неудобств для тех, кто бы хотел разрушить эту концепцию, – то есть, например, для недобросовестных застройщиков. А совсем скоро, по замыслу разработчиков, по здешним дорогам протяженностью 29 километров поедет беспилотный транспорт. А еще Владимир Седов мечтает создать в Доброграде симфонический камерный оркестр. Как же без музыки?