Каменные джунгли: когда и почему Нижний Новгород перестал быть зеленым городом?

Статьи

Вопрос озеленения для Нижнего Новгорода — один из самых болезненных: количество зеленых уголков из года в год в процентном отношении становится все меньше. Проблема остро стоит и в центре, и в периферийных микрорайонах. Например, жители Верхних Печер уже не первый год жалуются, что у них поблизости нет ни одного парка или сквера. И это при том, что все компенсационные посадки в Нижегородском районе производятся именно там.

Уже несколько лет рассматривается возможность появления большой зеленой зоны в Лопатинском овраге, который находится на пересечении улиц Лопатина и Верхне-Печерской. Правда, пока никаких конкретных шагов в этом направлении не предпринято, хотя существует даже проект, который был разработан еще в 2011 году. Вопрос заключается в деньгах: создание парка — это 45 миллионов рублей по самым скромным подсчетам.

Асхат Каюмов — пожалуй, самый известный эколог города. Он руководит экологическим центром «Дронт», который существует уже 30 лет, заседает в Общественной палате Нижнего Новгорода и принимает активное участие во всех мероприятиях, которые так или иначе связаны с охраной окружающей среды.

Нынешнее состояние Нижнего Новгорода с точки зрения озеленения Каюмов оценивает на 3 из 10. Он напоминает, что парк в городе последний раз разбивали в 1985 году, и это, по сути, вовсе не рекреационная зона, а музей военной техники под открытым небом — речь о Парке Победы на набережной Гребного канала.

Если мы посмотрим, как за 30 лет изменился город, то увидим множество созданных микрорайонов, в которых властям, которые их строили, было жаль выделить землю под парк. Зачем, если ее можно продать под коммерческую недвижимость? И это беда, потому что городу катастрофически не хватает озелененных территорий общего пользования.

При этом по документам все хорошо: озелененных территорий общего пользования — 15,9 кв.м на одного жителя при норме в 16 квадратных метров. Однако на самом деле в рекреационные зоны просто записаны территории другого назначения, на которых есть какие-то зеленые насаждения. Так что в реальности с бульварами, скверами и парками дела обстоят не лучшим образом, рассказывает Асхат Каюмов.

Для примера, два почти вертикальных склона Зеленского съезда записаны в озелененные территории общего пользования. Пожалуйста, идите гуляйте, — говорит эколог.

Каюмов резюмирует: системной работы по созданию новых рекреационных зон в Нижнем Новгороде не ведется. Именно поэтому те парки, которые уже есть, особенно ценны. Руководитель «Дронта» выступил категорически против концепции развития парка «Швейцария», которая была предложена московским архитектурным бюро «Космос». По его мнению, сегодня в парке существует баланс нетронутой природы и развлечений: есть зоны, где можно покатать детей на каруселях и пожарить шашлык, и есть лес в пределах города. Концепция же предполагает тотальное освоение всей территории, причем даже той, которая парком уже не является.

У нас в городе достаточно территорий с качелями-каруселями и убитым природным комплексом, — говорит Каюмов. — Я, кстати, приветствую освоение прибрежной территории парка «Швейцария», это было бы здорово, но все остальное совершенно не продумано. Автор спроектировал объекты на территориях, которые имеют разные режимы природопользования, и не учел законодательство. Например, „швейцарский экспресс“, который есть в проекте, должен ходить по «Урочищу Слуда», а там проезд транспорта запрещен.

Сегодня в городе нужно бороться за любую зелень, потому что в центре Нижнего Новгорода ее катастрофически мало. Причем речь даже не только о деревьях, а и о траве, которой вообще значения не придают и стригут «под ноль». И тем самым, по словам Каюмова, лишают нас лугов, сотен видов трав, естественного озеленения. В итоге вместо цветущих зеленых склонов, которые впитывают большое количество пыли и загрязнителей, город получает «пустыню». Именно благодаря такому «уходу» со стороны коммунальных служб, по словам Асхата Каюмова, «полысел» некогда зеленый кремлевский холм.

Луговой газон косить можно, но не раньше середины июля, — рассказывает руководитель «Дронта». — А еще за ними нужно ухаживать: поливать, подкармливать, подсаживать травы, чтобы он мог нормально восстанавливаться. То, что у нас называется уходом за луговыми газонами, на самом деле является их убийством. Те «щетки», которые остаются, не способны выполнять какую-либо экологическую функцию, не говоря уже о внешнем виде.

Решение у этой проблемы одно: коммунальщики должны подходить к делу с пониманием вопроса, а правила благоустройства нужно изменить так, чтобы все газоны, кроме искусственных, были признаны луговыми и имели соответствующий уход.

Профессиональный подход к озеленению стал нормой для крупных городов: великолепные парки Москвы, Санкт-Петербурга, Праги, Парижа — это большая работа ландшафтных архитекторов. В Нижнем Новгороде ведущей компанией, работающей в этой сфере, является Архитектурно-ландшафтный центр «Архиленд». Руководит им Ольга Воронина, член Союза архитекторов России, доцент ННГАСУ.

Ситуацию с озеленением в Нижнем Новгороде она оценивает даже не на единицу, а на 0,2 из 10. Воронина считает, что в городе не ведется никакой системной работы в этом направлении, хотя вроде бы есть департамент благоустройства в городской администрации, выделяются средства, анонсируются проекты. Но абсолютное большинство из них не реализуется или реализуется кое-как.

Отсутствует система регулирования, внутренних отношений, осмысленных действий, полностью отсутствуют факторы и элементы управления в этой области. Люди, которые этим занимаются, не профессиональны и приносят больше ущерба, чем пользы. Иногда кажется, что лучше бы вообще не делали, чем вот так.

Так было не всегда: в 1835 году на деньги государства был разбит Александровский сад, вдоль Кремля высадили бульвары, в конце XIX — начале XX века в городе создавались прекрасные ландшафты, озеленялись центральные улицы. Уже при советской власти, с 1930-х по 1960-е, было заложено множество парков, в Горьком работали отличные профессионалы, создавшие сквер на площади Горького, сквер на площади Минина и Пожарского и не только. Все это, по словам Ворониной, делалось грамотно, разумно, по проектам.

Деградация началась с конца 1960-х и продолжается до сих пор, — говорит основательница «Архиленда».

Воронина и ее компания приложили руку ко многим знаковым местам Нижнего Новгорода: именно она закупала и привозила из Германии клены «Глобозум» для Большой Покровской, которыми пытались заменить вырубленные в бытность мэра Булавинова липы. Они были посажены в контейнеры, но должного ухода не получили, а он просто необходим, чтобы контейнерное дерево выжило. В Нижнем Новгороде, утверждает Ольга Воронина, система ухода за растениями отсутствует напрочь, поэтому они болеют, погибают и часто выглядят заброшенными.

В этом году специалисты компании разработали проект озеленения главной улицы в рамках второй очереди благоустройства, так как к ним за помощью обратилась ростовская компания «Садко», выигравшая тендер. Возможно, он будет реализован в следующем году, но пока финансирования не выделили.

Ольга Воронина признается: сейчас в Нижнем Новгороде работы у ее компании мало, зато есть заказы в Москве и в других городах, где паркам и ландшафтной архитектуре в целом уделяют гораздо больше внимания. В тендерах, которые проводят местные власти, «Архиленд» участвует, но выигрывает нечасто.

Мы же понимаем, сколько реально будет стоить та или иная работа, — говорит архитектор. — У нас была история с озеленением города Кстово: мы писали технические задание, вели переговоры с администрацией, готовились делать большой хороший проект. Был объявлен конкурс, мы подали документы, и откуда-то появилась компания, которая понизила цену в 20 раз. Потом, кажется, там и озеленения никакого не было. Подобные ситуации происходят постоянно: появляются какие-то сомнительные организации, предлагающие нереально низкую цену. Понятно, что это просто обман.

Она добавляет, что сейчас некоторые проекты для города приходится реализовать буквально на общественных началах, потому что обещанных денег можно не дождаться, а сделать что-то для улучшения общественных территорий хочется. Просто потому, что ситуация с озеленением Нижнего Новгорода откровенно плачевная.

Город элементарно нужно «причесать» с точки зрения растений: стрижка, формовка, удобрения, стимуляция, охранные мероприятия, — считает Ольга Воронина. — Нужны система и профессиональный подход. Профессионалы в этой сфере есть, но они занимаются другими делами. А их нужно привлекать, чтобы озеленением не занимались люди, которые ничего в этом не смыслят.

В качестве удачного примера городского озеленения Ольга Воронина приводит Минск, где смогли по крупицам восстановить природу, уничтоженную во время войны: все высаживалось и создавалось буквально с нуля.

На основе малюсенькой речушки вроде нашей Ржавки они создали систему водно-зеленого диаметра, местами ее запрудили, организовали каскады, водопады, сделали фонтаны, прогулочные и велосипедные дорожки — словом, получили прекрасный, европейского уровня ландшафт. И все это искусственно, руками человека, — рассказывает архитектор.

Хорошая система парков, по мнению Ворониной, во Львове (Украина), в Прибалтике. В России она отмечает Москву, Санкт-Петербург и даже маленькую провинциальную Выксу, которая с точки озеленения выглядит достойно.

Асхат Каюмов, говоря о российских городах, вспоминает Воронеж, у которого очень зеленый центр, и Чебоксары, где благоустройство в принципе развито на достаточно высоком уровне. Традиционно зеленый город — Ярославль, здесь постоянно воюют с новым строительством, пытаясь сохранить идентичность. И, конечно, Москва, где на каждый парк в год тратят больше, чем на все нижегородские парки лет за десять.

Они сажают крупномер, делают искусственные газоны, вбухивают в это гигантские деньги. Хотя я сторонник того, что надо максимально использовать природные возможности, потому что когда вдруг прекращается финансирование, искусственное тут же погибает.

В столице сейчас стоит вопрос не о том, чтобы просто озеленять город — там проводят фестивали ландшафтной архитектуры и стараются соответствовать модным тенденциям в ней. Как рассказывает Ольга Воронина, сейчас в тренде естественность, аутентичность, этническая составляющая, максимальная близость к естественной природе.

Современные ландшафтные архитекторы пытаются выставить на передний план русскую идентичность: первое место на Moscow flower show в этом году занял сад, который просто похож на лес. Там и ландшафтного дизайна-то почти не было: стояла печка, на ней плетеный половичок, корзина с яблоками и наваленные березовые бревна. Для москвичей и иностранцев это лесное, дикое было самым ценным.

У Нижнего Новгорода задачи пока более простые: систематизировать, упорядочить, привести в достойный вид то, что есть. Уже в будущем году на Бору, рядом с канатной дорогой, появится новый парк на семь гектаров, посвященный Волге. В департаменте благоустройства городской администрации порталу GiperNN сообщили, что за ближайшие пять лет в Нижнем Новгороде планируется благоустроить 200 территорий, в том числе и с точки зрения озеленения.

В частности, собранные средства за вырубленные насаждения будут направлены исключительно на компенсационное озеленение — высадку кустарников, деревьев, посев травы, — заявили в департаменте.

По словам Асхата Каюмова, в последние полтора года намечается вполне оптимистичная тенденция: городские власти перестали совсем уж бездумно распродавать землю и более серьезно рассматривают вопросы, связанные с рекреационными зонами, компенсационными насаждениями и т. д. Надолго ли это — сказать трудно, но экологи борются и надеются на лучшее. Да и людям все больше хочется увидеть рядом с домом не очередную «коробку» торгового центра, а зеленый сквер с уютными лавочками.