Ирина Тимофеевна Гудкина: Я люблю свою работу, это образ жизни.

Статьи

Интервью с Ириной Тимофеевной Гудкиной, Генеральным директором агентства недвижимости “Бекар”

Ирина, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в недвижимость?

Свою карьеру я начинала с журналистики, но когда покупала квартиру, вышла замуж за агента, который помогал мне подыскивать жилье, и таким образом познакомилась с работой в недвижимости. Мне стало интересно, я поняла, что здесь ценится то умение, которому меня учили в университете – общаться с людьми, понимать то, что они говорят, переносить их мысли в реальность. Оказалось, это именно то, что нужно в недвижимости, потому что 50% времени в нашей работе мы общаемся с людьми. Это мне очень нравится. С тех пор я работаю в недвижимости уже 12 лет.

12 лет – срок немалый, мало кому удается так надолго задержаться. Как Вам удается держаться на плаву?

Я люблю свою работу. Во-первых, это образ жизни. Во-вторых, я очень люблю ходить к людям в гости, общаться с ними, ведь на самом деле просмотры квартир – это хождение в гости. Я люблю наш город, и мне всегда интересно, в каком доме что находится, чем одна квартира отличается от другой, особенно это касается старого фонда. В общем, я не работаю, я живу этим.

Вы вообще лидер по натуре? Если вы занимаете такую должность, это о чем-то говорит.

Человеку раз в 5 лет надо менять работу. Сначала я была агентом, потом стала заместителем директора, сейчас я генеральный директор. Я постоянно меняю образ деятельности.

А что дальше?

Дальше – повышение престижа профессии риэлтора.

Ну а личностный рост?

Личностный рост? Естественно! Я хочу, чтобы мои внуки мною гордились.

Кстати о лидерстве. Недавно Вам было присвоено почетное звание “Топ-менеджер Российской Федерации-2006”. Как Вы относитесь к подобным наградам? Вы воспринимаете это как должное или как объективную оценку Вас и Вашей работы?

Я воспринимаю это как показатель того, насколько успешна компания, в которой я работаю. Меня радует не то, что меня наградили, а то, что “Бекар” и его развитие оценивают на таком высоком уровне.

Т.е. это общественное признание не только Вашей работы, но и работы агентства?

Да, и это позволяет мне гордиться той компанией, в которой я работаю.

Вы общаетесь с совершенно разными людьми – стажерами, агентами, клиентами. Принцип взаимодействия с ними одинаковый?

Я скажу так: людей надо любить, слушать, понимать, интересоваться ими. Если они тебе не интересны, ничего не получится. Если ты гордишься тем, что делаешь, все будет хорошо.

Вы сказали, что любите свою работу. Неужели за 12 лет не возникало таких ситуаций, когда хотелось что-то изменить?

Я и меняла. Из стажеров вырастали агенты, из агентов – эксперты, из экспертов – заместители директора. Моя профессия такая, которая позволяет меняться и менять мир.

Хорошо, работа работой, а хобби у вас есть?

Я люблю танцевать: занимаюсь восточными танцами. После работы люблю ездить в спортзал или бассейн. Пока ты плывешь километр, можешь отвлечься от всех проблем и что-нибудь придумать. Обожаю читать. Читаю даже в пробках или слушаю аудиокниги. Люблю ездить на машине. Это доставляет ничуть не меньше удовольствия, чем прогулка, например. Вообще острых ощущений мне хватает. Когда выходишь на танцевальный конкурс, там ты никакой не директор на самом деле, ты такой как все. То же самое и на дороге: ты либо едешь, либо не едешь и мешаешь всем остальным.

Где проводите отпуск?

По-разному. Иногда приоритет – тепло, иногда – спокойствие. Все зависит от того, чего хочется.

Вы помогли многим петербуржцам решить жилищный вопрос?

И не только петербуржцам!

Как у вас решен этот вопрос?

Нормально, с жильем у меня все в порядке. Я живу загородом. Очень довольна.

Как под Петербургом развивается загородная недвижимость, коттеджные поселки?

Коттеджные поселки сейчас модная тема. Мы, как и все жители крупных городов, оставляем центр для работы и уезжаем жить за город. Наше будущее – Лондон с его таунхаузами и предместьями. В Питере таунхауз может считаться элитным жильем, а в Москве нет, там это должен быть особняк. Это явление связано с историей города. Питер изначально строился “сплошной фасадою”, т.е. на улицу выходит только фасад, справа и слева – стена соседнего особняка.

Отличается ли петербуржский рынок недвижимости от московского?

Конечно, причем не только от московского, но и регионального. Во-первых, элиты в том понимании, в каком она есть в Москве, у нас нет. Во-вторых, в отличие от Москвы у нас есть антикварная коллекционная недвижимость. Это наш старый фонд. В-третьих, наши питерские “привидения” имеют на рынке определенную стоимость. Если оценочная комиссия в Москве оценивает дом, на котором висит какая-либо мемориальная доска, это никак не влияет на оценку. Если в Питере оценивается дом, где жил, например, Пушкин, это немедленно прибавляет к стоимости квартиры процентов 10. Кроме того, питерские виды сильно отличаются от всех прочих: когда ты покупаешь квартиру в Питере, ты покупаешь кусок Европы.

Интервью подготовила Юлия Белецкая, Becar Realty Group