Консультант:
+7 (905) 545-96-73
Обмен квартир
Обмен с доплатой
Срочный выкуп квартир
Все виды сделок с недвижимостью
в Москве и М.О.

Новости

У заемщика отняли морковку (29.11.2010)

Сотни тысяч ипотечных заемщиков с ужасом ждут обещанной Минфином (а значит, неизбежной) второй волны кризиса. Ужас усугубляется чувством вины, поскольку многие принимают на свой счет указание главы Минфина Алексея Кудрина на причину этой волны: «рост плохих долгов». Государство спешит на помощь. Но как-то... в обход, что ли?

Уже не первый год перед глазами заемщиков раскачивается сладкое обещание властей — закон о реструктуризации задолженности физических лиц. Проще говоря — о банкротстве. Закон настолько красивый, что просто грех им не воспользоваться: заявление о неплатежеспособности может подать в суд как сам заемщик, так и кредитор, в случае, если просроченная задолженность превышает 50 тысяч рублей за шесть месяцев, по решению суда задолженность может быть реструктуризирована на срок до пяти лет, в случае невозможности уплаты долга он списывается. При этом нельзя изъять единственное жилье заемщика, нельзя выставить его на улицу.

Одно плохо. «Проект давно готов. Я ожидаю, что он будет внесен [в Госдуму] до лета, и, может быть, принят в первом чтении», — поделился своими мыслями еще в начале апреля председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) России Антон Иванов. «Минэкономразвития планирует в июне окончательно согласовать законопроект со всеми заинтересованными ведомствами и министерствами и внести его в правительство. Осенью он будет внесен в Госдуму. Рассчитываем, что в следующем году закон по физическим лицам вступит в силу», — заочно поправила коллегу статс-секретарь, замглавы Минэкономразвития Анна Попова. В июне. Обещания за 2008-й, 2007-й и предыдущие годы оставим на суд историков.

Между тем, председатель ВАС достаточно ясно разъяснил необходимость скорейшего принятия закона о банкротстве физических лиц: «У нас появилось огромное количество так называемых коллекторских агентств, а методы их работы очень жесткие. И в ряде ситуаций интересы граждан нуждаются в серьезной защите. Именно в тех случаях, когда можно долги реструктурировать, когда они могли бы быть возвращены с согласия кредиторов, мы должны делать все, чтобы не доводить гражданина до продажи всех его активов, а позволить ему под контролем суда или соответствующих служб отдать долги. Это [промедление] может привести к дополнительным сложностям потому, что, если недвижимость граждан будет оцениваться по заниженным ценам и по заниженным ценам продаваться, то ситуация с долгами будет еще хуже. Эти причины должны нас торопить».

«Продажа всех активов»... Применительно к рядовому заемщику — продажа квартиры, машины, шести соток. Люмпенизация. Сотни тысяч людей, выброшенных из жизни. Но, похоже, кое в чем А.Иванов ошибся.

Действительно, сегодня квартиры должников продаются дешево, настолько дешево, что правительству пришлось разработать специальное постановление, правила, согласно которым информация о продаже заложенного жилья должна размещаться в Интернете. Борьба с коррупцией — это наше все.

Но 1 июля, как раз в тот день, когда «Российская газета» опубликовала упомянутое постановление правительства, на заседании совета при президенте РФ по реализации национальных проектов и демографической политике наступил момент истины.

Глава Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) Александр Семеняка сообщил, каким именно образом государство будет спасать несостоятельных ипотечных заемщиков. По словам чиновника, с целью обеспечения права заемщика на проживание следует предусмотреть выкуп заложенного жилья одним из институтов развития кредитования. С целью последующего предоставления этой же квартиры этому же заемщику в наем. А после восстановления платежеспособности заемщик сможет выкупить эту квартиру обратно.

В переводе на общегражданский язык это может означать следующее. Во-первых, фиг вам, а не банкротство. А во-вторых, предложение поупражнять фантазию.

Итак, заложенные квартиры будут продаваться не на аукционах с предварительным оповещением потенциальных покупателей через Интрнет-сайт службы судебных приставов. Нет. Их будет покупать у банка «один из институтов развития кредитования». Скажем, «дочка» АИЖК — Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК). Иначе говоря, заложенную квартиру будет покупать одна полугосударственная структура у другой полугосударственной структуры. Очевидно, по цене, которая по соглашению тет-а-тет будет считаться рыночной.

Естественно, руководители АРИЖК будут всячески беречь государственную копеечку — что-то около 100 млрд руб. на будущий год. Т.е. АРИЖК постарается выкупать плохие кредиты банков по наименьшей цене. Но так же естественно, что руководители и акционеры условно Сбербанка, ВТБ-24 или Газпром-Банка будут заинтересованы в продаже плохих кредитов по наибольшей цене. Вот в этой диалектике и родится обоюдоприемлемое решение.

А ведь, действительно, когда Алексей Кудрин, говорил о второй волне кризиса и его причине — плохих долгах — он обмолвился и о способе решения проблемы: «Мы ее [проблему] сумеем решить путем рекапитализации банков».

Ну, а проштрафившийся заемщик, бывший владелец ипотечной квартиры, потенциальный ее наниматель, каким-то образом когда-нибудь потом, «после восстановления платежеспособности», сможет родные стены снова выкупить. Видимо, по той, обоюдоприемлемой для банка и АРИЖК цене. Если захочет.

Альберт Акопян
Источник: КДО