Консультант:
+7 (905) 545-96-73
Обмен квартир
Обмен с доплатой
Срочный выкуп квартир
Все виды сделок с недвижимостью
в Москве и М.О.

Новости

Реструктуризация. Взгляд ипотечного заемщика (29.11.2010)

Вряд ли в 2009 году будет еще более популярное словосочетание, чем "долларовая ипотека". Конкуренцию составляет только "мировой экономический кризис". На волне проблем заемщиков вся страна узнала про АИЖК, родилось АРИЖК. "Государство не оставит в беде заемщиков" - раздается с различных телеканалов и со страниц популярных и не очень газет и журналов.

Сколько статей на эту тему написано, сколько сайтов создано, сколько чашек чая и чего-то покрепче выпито за обсуждением того кто прав, а кто виноват.

Сколько злорадства излили на горе-ипотечников наши же граждане, которые на ипотеку так не заработали, но сейчас смогли оценить всю прелесть того, что у них нет таких проблем, пишет автор в обзоре Аналитического Центра компании "РУСИПОТЕКА". Практически каждый банк, так или иначе причастный к ипотеке, предлагает реструктуризирующие программы, а ипотечникам все мало, они по-прежнему плачут и возмущаются, объединяются в инициативные движения. Так в чем же дело? Есть ли помощь? Насколько она реальна?

Попробую разобраться на собственном примере. В 2007 г. я взяла ипотечный кредит на покупку 2-х комнатной квартиры в панельном доме на окраине Москвы в банке N. Наконец-то решилась давняя проблема с моей московской пропиской, с пропиской дочки и с ее детским садом. Ежемесячный платеж в $1500 вполне вписывался в наш семейный бюджет.

Я работала топ-менеджером в крупной компании и сомнений в собственной платежеспособности у меня не было. В конце 2007 года мне удалось открыть свою компанию. Дела шли хорошо, я рассчитывала собственными силами полностью погасить ипотечный кредит в течение 3-х, 4-х лет. Но тут грянул кризис 2008 г. Моя компания особенно пострадала, поскольку я работаю с японской продукцией. Из-за роста йены резко взлетела цена, а сети, являющиеся основными моими клиентами, на тот момент категорически отказались принять повышение. Резко упал товарооборот. Мне нужно было 2 месяца на то, чтобы выправить ситуацию. 2 месяца и дополнительные оборотные средства. Ни один банк не дал мне кредит на пополнение оборотных средств.

Естественно, чтобы хоть как-то выжить, пришлось сокращать расходы. Для меня всегда есть и будет в приоритете зарплата сотрудников. Поэтому пострадал мой личный доход. Выплачивать ипотечный кредит в полном объеме стало тяжело. Я написала заявление в банк N с просьбой предоставить мне отсрочку от ежемесячных платежей с продлением договора и получила отказ. Я обратилась АИЖК и выясняла, что там принимаются на рассмотрение только рублевые договора. Я выясняла в банке, на каких условиях мне могут перевести договор в рубли. Ответ меня, мягко говоря, потряс. Мне предложили реструктуризацию действующего договора с увеличением его срока до 50 лет, вместо 20-ти, и с увеличением ежемесячного платежа в 1,5 раза с суммарной переплатой в 20 миллионов рублей.

В тот же день я написала свое открытое письмо президенту о банковском беспределе в России, которое 16-го февраля 2009 г. опубликовал журнал "Коммерсант Деньги". На этом я не остановилась: написала письма в Центробанк, в Счетную палату, в Минфин, в Минюст, нашему премьер-министру и т.д.

К слову сказать, мне все ответили, и ответы были примерно следующее: все вопросы к ЦБ.

ЦБ же ответил, что банк N - частный банк и ЦБ в его деятельность не вмешивается. Неожиданно для меня самой мое письмо президенту вдруг стало очень популярным в интернете. На волне внезапно свалившейся популярности я стала первой заемщицей банка N, которой был предложен стабилизационный займ. Это схема, при которой банк траншами в течение года выплачивает за заемщика ежемесячный платеж, а заемщик в течение этого года платит только кредит по новому кредиту с нарастающим итогом. Зато по истечению данного срока к основному платежу заемщика прибавляют еще один платеж по стабилизационному займу на весь срок действия договора.

Не буду раскрывать коммерческую информацию банка N, скажу только, что получилось очень дорого. За год отсрочки мой ежемесячный платеж существенно возрастал на весь последующий период.

На мой вопрос, почему так дорого, сотрудники банка объяснили, что банк организация коммерческая, он получает деньги на коммерческих условиях и на коммерческих условиях продает. Где же, спрашивается, помощь государства?

АРИЖК по личной просьбе банка, предложил мне примерно такие же условия, только в рублях. Получилось не намного дешевле. Зато пакет документов, которые нужно было туда предоставить, меня удивил. Как минимум на их сбор ушел бы месяц.

Пока я раздумывала, а стоит ли овчинка выделки, мне предложил помощь совершенно незнакомый ранее молодой человек. Он предложил выплачивать за меня этот кредит, пока в этом есть необходимость. Я согласилась принять эту дружескую помощь, при условии, что эти деньги я верну, когда смогу. Сейчас этот молодой человек выплачивает за меня кредит. В то время, как я вывожу свою компанию на докризисный уровень. И это, слава богу, у меня получается.

Из всей этой истории у меня только один вопрос: в чем мне помогло государство?

У меня, как и у многих людей, слово помощь ассоциируется со словом безвозмездная. Когда я слышу от государства, что оно поможет заемщикам, именно на такую помощь я и рассчитываю. И у меня, как и у всех заемщиков, есть весомые аргументы: я гражданка России, я плачу налоги, я мать гражданки страны, я еще потенциальная мать, я тот самый средний класс, на который ориентирована вся экономика. Более того, я пострадала не по своей вине, а по причине начавшегося мирового экономического кризиса. Если предлагаете помощь, то окажите мне ее. Но когда дальше я слышу: "Помощь не будет бесплатной" - у меня возникает подмена понятий. Какая же тогда это помощь? Очень важно называть все своими именами. Давайте не будем называть не бесплатную, а, кстати, весьма, дорогую, помощь, помощью, а будем называть просто специальными программами для заемщиков. Тогда у нас не будут появляться напрасные ожидания и разочарования, когда эти ожидания не оправдываются.

Что касается помощи, то помощь оказывает своим заемщикам правительство США. И там она действительно реальна. В рамках этой программы практически любой ее участник может рассчитывать на уменьшение своих ежемесячных платежей на 20%. И речь идет обо всем периоде действия ипотечного договора, а не только о льготном. В то время как программы, предлагаемые АРИЖК и банками, увеличивают ежемесячный платеж по истечению льготного периода на 15 и выше процентов.

Дальнейшее сравнение идет совсем не в нашу пользу. Процентные ставки у нас от 14% годовых, у них в среднем 5,5 %. У нас дополнительные бонусы не предусмотрены. У них $1000 заемщику ежегодно в течение 5 лет после реструктуризации, при условии отсутствия просрочек. Вот поэтому и непонятно где у нас государство помогает заемщикам. Многие банки в период кризиса получили от государства деньги под предлогом помощи заемщикам и малому бизнесу, но, как выясняется в непротокольных беседах, ни в одном таком кредите не прописывалась помощь заемщикам как цель. Поэтому банки предпочли потратить эти деньги на свои собственные нужды, а заемщики в очередной раз остались с носом.

При этом и заемщики, и теперь уже и банки, понимают, что мы все в одной лодке. Что будет с банками, если заемщики сейчас вернут им свои квартиры? Что будет с экономикой страны, если обрушится рынок недвижимости? Заемщики хотят реальной помощи и понимания.

Заемщиков, у которых сейчас проблемы с погашением кредита, можно разделить на 2 группы. Это заемщики, потерявшие работу и заемщики, потерявшие существенную часть дохода. В первом случае единственным выходом является стабилизационный займ с отсрочкой первых платежей на 3 месяца. Чтобы заемщик успел найти работу в изменившихся рыночных условиях и получить зарплату, из которой он сможет выплачивать проценты. Во втором случае заемщику важно уменьшение ежемесячных платежей с возможным увеличением срока договора.

И первая, и вторая программа действует в некоторых банках. Другое дело, что получается очень дорого для заемщика. И это уже задача государства, сделать программу более доступной. И это уже задача ЦБ, чья деятельность регулирует ставки рефинансирования.

Хочется верить, что у нас это получится. Очень важно, чтобы заемщики могли контролировать деятельность АРИЖК и оценивать эффективность предлагаемых программ по реструктуризации. Очень важно, чтобы все действующие программы были доступны на сайтах банков и АРИЖК. Очень важно чтобы и банки и АРИЖК отчитывались по проделанной работе и по тем деньгам, которые были получены на помощь заемщикам. Все это поможет сделать данные программы более доступными и эффективными.

И еще очень важен психологический аспект. Практически все заемщики отмечают, что в банки очень сложно дозвониться по вопросу реструктуризации долга, а когда дозваниваешься, чаще всего получаешь "сухую" консультацию сотрудника банка, который всячески дает тебе понять, что это твои проблемы и ему не до тебя. И это на фоне резкого контраста, как с тобой общались, когда ты был хорошо платежеспособным заемщиком, не имеющим проблем.

Я могу понять банки, у них сейчас тоже завал работы и нехватка сотрудников. Но важно учитывать, что большинство заемщиков, звонящих с такими вопросами, находятся в отчаянии. А для человека, находящегося в отчаянии равнодушие и пренебрежение может стать последней каплей, а фраза: "Не волнуйтесь. Все будет хорошо. Мы поможем вам решить вашу проблему" - может стать фразой, от которой за спиной вырастут крылья.


Елена Трафимова
Источник: Личные Деньги